Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя и директора по долгам ООО

Юридические лица

В 2018 году ФНС России собрала рекордное количество налогов – 21,3 трлн рублей. Сколько могла бы собрать, будь руководители ООО и ЗАО добросовестными налогоплательщиками, трудно подсчитать. Только строительная отрасль не донесла до государственной казны 3,7 млрд рублей. Ситуацию к лучшему поменял закон о субсидиарной ответственности.

Виды субсидиарной ответственности

У россиян не развито «чувство налогоплательщика», сокрушается глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Мелкие и средние предприятия не платят налогов. Придумали схему: как только ООО задолжало государству, оно банкротится. На его месте возникает другое, с тем же штатом, в том же офисе. Деловые связи остаются со старыми партнерами по бизнесу.

В 2018 году обанкротилось 13 117 предприятий, из них 60% пришлось на прибыльные отрасли – строительство, торговлю, операции с недвижимостью.

Схема успешно работала. С банкрота взять нечего, хотя еще в 2002 году ввели понятие «субсидиарная ответственность». Она возникала в случаях банкротства организации с неоплаченными по налогам долгами. Законодательно на членов руководства возлагалась финансовая ответственность за непогашенные налоговые обязательства. Лица должны отвечать своим собственным имуществом.

В 2012 году налоговики начали применять закон через суды. Предприятие «обанкротилось», нет активов, имущества, но остались лица, контролировавшие должников (КДЛ). Их и начали привлекать к финансовой ответственности. Контролирующие должника лица – субсидиарные должники, они несут ответственность за другую персону – основного должника (юридическое лицо).

Эта ответственность бывает:

  • Статутная – ответственность собственника имущества ООО. Он давал указания должнику, либо другим способом определял его работу, поэтому и понесет субсидиарную ответственность.
  • Договорная – в этих отношениях «субсидиарка» наступает, когда основной должник отказывается выполнять предъявленные требования.

Когда это происходит, наступает субсидиарная ответственность у собственника/учредителя, ведь у основного ответчика нет денег на счетах, активов, чтобы рассчитаться с долгами.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

ООО разорилось, не рассчиталось с государством. Наступает момент субсидиарной ответственности. Налоговые органы взыскивают долг личным имуществом, опираясь на ст. 399 ГК РФ. Ответчиками выступают юридические и физические лица.

Порядок действий:

  • Инспекторы получают решение суда, которое признает предприятие банкротом. Берут справку об исключении организации из ЕГРЮЛ.
  • Арбитражный суд назначает конкурсного управляющего. Он расследует причины и обстоятельства банкротства.
  • Налоговики определяют сумму, которую им задолжало разорившееся предприятие.
  • Берут документальное подтверждение, что у фирмы нет имущества, активов.
  • Подают в арбитражный суд. Истец просит привлечь к субсидиарной ответственности КДЛ. Первые кандидаты – директор и учредитель. Это они контролировали бизнес. Ответственность для них наступит, если установят, что своим влиянием они довели фирму до разорения (либо инициировали фиктивное банкротство).

Право подать заявление есть:

  • У арбитражного управляющего.
  • Налоговиков.
  • У работников, если ответчик не рассчитался с ними по зарплате.

Когда суд принимает решение о привлечение к субсидиарной ответственности, то направляет виновному по долгам учреждения лицу исполнительный лист.

Приставы ищут деньги, чтобы погасить долг кредитору. КДЛ оплачивают недоимки по налогам, долги по зарплате работникам из собственного кармана. Объявлять себя личным банкротом бесполезно – долги отдавать все равно придется.

Кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности

Должностные лица, которые имели касательство к управлению учреждением. Их в первую очередь признают ответчиками.

В 2017 году принят Федеральный закон №266-Ф3. Он обозначил лиц, которые так или иначе влияли на работу фирмы и деятельность основного должника. Они и будут ответчиками. Это собственники-учредители, менеджеры, бухгалтеры, номинальный руководитель, председатель комиссии по банкротству.

Чтобы выпасть из этого списка, они должны обоснованно доказать, что не имели влияния на работу предприятия, которое привело к разорению. Напротив, они пытались наладить дела фирмы, принимали меры, чтобы выплатить недоимки. Только тогда они избегают ответственности.

Привлечение директора

Общества с ограниченной ответственностью возглавляют директора, которых назначили учредители. Директору вменяют субсидиарную ответственности руководителя, если он намерено вводил в заблуждение работодателя. Действия считаются злонамеренными, если:

  • Он заключал сделки, отталкиваясь от личных интересов, а это наносило урон организации.
  • Скрывал или намеренно искажал представление учредителей о сделках.
  • Не принимал меры, чтобы получать важную информацию о договорах (не проверял деловую репутацию контрагентов, условия лицензирования).
  • Игнорировал настораживающие сведения, когда заключал сомнительные договоры и сделки.
  • Фальсифицировал документацию учреждения (документы бухучета подделывались, либо были похищены).

Это моменты, когда наступает субсидиарная ответственность директора по долгам ООО. Они предполагают, что суд взыщет материальные ценности из его собственности. Ими закроют убытки кредитора.

Основание для привлечения директора – статья 53.1 ГК РФ. По ней доказывают недобропорядочность наемного руководителя и нерациональность решений, которые привели к разорению предприятия, образованию недоимок.

Срок давности определяет Закон 488-Ф3 – 3 года со дня банкротства.

Если бывший директор докажет в арбитражном суде, что учредитель ограничивал его действия своими распоряжениями и указаниями, то привлечь к субсидиарной ответственности руководителя не удастся.

Привлечение учредителя

На учредителя, собственника бизнеса, ответственность не распространяется, если у предприятия есть имущество, чтобы закрыть требования кредитора. Если его нет, то наступает субсидиарная ответственность учредителя.

Учредителя назначают КДЛ, когда он вмешивался в бизнес, отдавал распоряжения, указания. В результате сложилась ситуация, когда:

  • Предприятие заключало сделки, по которым пострадали интересы кредитора.
  • Учетная документальность искажалась, и в результате общество оказалось банкротом.
  • ООО нарушало налоговое законодательство, образовались недоимки.
  • Организация объявила себя банкротом без объективных причин.
  • Юрлицо не подавало или предоставляло фальсифицированные данные в ЕГРЮЛ, и кредиторы не могли оценить его финансовое положение.
  • Руководство потеряло учредительные документы. В результате – банкротство, и кредитор не может отыскать имущество и активов разорившегося предприятия.

Если основной должник не может или отказывается рассчитаться с бюджетом, то учредителю не избежать привлечения к субсидиарной ответственности.

Презумпция невиновности тут не действует. Доказывать ее учредитель будет в суде сам.

Руководитель и учредитель в одном лице

Когда суд определяет, кто виновен в задолженности государству, директор и учредитель перекладывают вину друг на друга. Никому не хочется отвечать собственным имуществом. Но часты ситуации (70% случаев), когда одно лицо представляет и директора, и учредителя.

Сослаться не на кого, и тогда субсидиарная ответственность наступает для учредителя и, в его же лице, директора по долгам ООО. Претензии кредиторов апеллируют к единственному человеку. Это крайне уязвимая ситуация, когда исполнительный орган представлен одним лицом.

В список КДЛ включают родственников, сторонних лиц из аффилированных предприятий – тех, кто мог оказывать на ответчика давление или влияние.

Поводы привлечь к «субсидиарке» остаются прежними:

  • Единоличный руководитель совершал убыточные сделки.
  • Скрывал информацию о деталях сделок от контролирующих органов.
  • Не проверял благонадежность контрагентов, лицензирование других участников бизнеса, если этого требовали условия.
  • Принимал решения без анализа имеющейся информации.
  • Подделывал документацию, чтобы уйти от налогов.
  • Умышленно «терял» учредительные или иные документы.

Подобная деятельность вела к банкротству. Тем хуже, если он сам ее инициировал с целью сокрытия доходов.

Кредиторы идут в суд, привлекают директора-учредителя к ответственности. Он оправдается, если докажет, что:

  • причинил ущерб организации и кредитору не намеренно;
  • выбирал подрядчиков с хорошей деловой репутацией, но они оказались недобросовестными;
  • предпринимал меры, чтобы оздоровить финансовую ситуацию и погасить задолженности.

Бизнес по объективным обстоятельствам бывает убыточным. Тогда учредителю стоит самому инициировать процедуру банкротства. Если он прибегает к мошенническим схемам, нарушает права кредиторов, то отвечать придется либо в рамках ст. 45 НК, либо по ст. 1064 ГК РФ в связке с УК. В любом случае генерального директора ждет дополнительная финансовая ответственность.

Судебная практика

Дополненный и переработанный Федеральный закон №266-Ф3  2017 года направлен на то, чтобы руководящий состав фирм-должников не ушел от ответственности за налоговые недоимки. Но такие предприятия обременены и другими долгами, например, по ссудам в финансово-кредитных структурах. Они тоже требуют возврата средств, опираясь на этот закон.

Он обозначил широкий круг КДЛ. Можно даже говорить о бесконечной цепочке. Если высшее руководство доказало, что оно не виновно в банкротстве и не будет отвечать по долгам, то налоговики идут дальше. Привлекают в качестве ответчиков менеджеров фирмы, родственников. То есть тех, кто имел косвенное отношение к деятельности должника.

Работает презумпция виновности. По ней родственник, стороннее третье лицо виновны, пока не докажут обратного.

Когда суды начали рассматривать дела о субсидиарной ответственности, они столкнулись в этической стороной дела. При этом эффективность и практичность закона бесспорны.

В сложных и запутанных делах о банкротстве столкнулись этика и эффективность. Судебная практика показала, что, руководствуясь законом №288-Ф3 2017 года, нужно искать баланс. Не должно быть автоматического причисления лиц к КДЛ, например, менеджеров предприятия-должника. Они просто выполняли свою работу. Верховный Суд указал, что нужно искать реальных теневых владельцев прогоревшего бизнеса. Они часто остаются в стороне, на бумаге их нет.

Это вылилось в постановление Пленум №53 от 2018 года. Оно базировалось на судебной практике, в частности, на деле № А33-1677/2013.

Приоритетом судов стал поиск теневых руководителей, хотя бы даже на них указывали косвенные признаки. Движения по счетам показывают выгодоприобретателя. Им оказывается не фирма, а реальный, но нигде не фигурирующий владелец бизнеса. Именно он, а не наемные директора, обязан ответить за долги.

Другой нюанс дел о банкротстве и ответственности касается времени работы руководства фирмы до момента разорения. По закону бывшего директора можно привлечь, если он работал на предприятии последние два года перед банкротством. Довести работающее предприятие до полного краха за два года сложно. Тем более, что и налоговики, и финансово-кредитные организации идут навстречу предприятию в сложной ситуации: дают отсрочки, реструктурируют долги.

Судебная практика показала, что нужно смотреть глубже, не ограничиваться двумя последними годами. Компанию до финансовой несостоятельности мог довести бывший директор. Вывод ВС: нужно привлекать к субсидиарной ответственности того бывшего директора, который работал на фирме до начала финансовых проблем.

Суды стали тщательно изучать косвенные признаки банкротства. В делах используют показания свидетелей. Дело нескольких предпринимателей, говорит П. Хлюстов («Павел Хлюстов и партнеры»), показало важность анализа действия руководителей. Пристальное рассмотрение обнаруживает, что внешне противоправные действия направлены на то, чтобы вытащить фирму из долгов, стабилизировать финансовое положение.

Подтверждением этому стало дело № А12-18544/2015. Менеджер доказал, что действовал по плану, чтобы стабилизировать финансовое положение фирмы, пытался в срок преодолеть трудности с долгами. В этом случае ВС посчитал, что руководитель должен быть освобожден от финансовой ответственности.

Еще пример из судебной практики. Бывшего директора завода обвиняют в том, что он вовремя не начал процедуру банкротства. Экономическая коллегия скрупулезно разобрала его действия. Пришла к выводу, что у директора были основания считать, что затруднения фирма решит к определенному времени. Он доказал, что сделал все, от него зависящее, дабы вытащить предприятие из долгов. Полная субсидиарная ответственность директору в подобных случаях не грозит.

Таково решение ВС и пояснение – начинать процедуру банкротства руководитель должен в полной уверенности, что дальнейшая деятельность предприятия только осложнится негативными последствиями.

Суд о банкротстве и дальнейшей субсидиарной ответственности всегда проходит одновременно. Когда выносят решение, учитывают сферу деятельности компании, экономическую ситуацию в стране, характер финансовых трудностей. Они могут быть временными, вполне преодолимыми.

Судебная практика показала, что привлечение контролирующих должника лиц к резервной финансовой ответственности снизило количество фиктивных банкротств. В 2018 году их произошло более 13 тысяч. Но экономические эксперты считают этот показатель близким к естественному.

Судебная практика показывает, что закон нуждается в доработке. Каждое дело о банкротстве индивидуально, имеет свои нюансы и особенности. Вовлекает предприятия с разной спецификой деятельности, проходит на фоне экономической обстановки, которая меняется.

Зная о субсидиарной ответственности, контролирующее должника лицо должно заранее беспокоиться о безопасности в случае банкротства предприятия. Не лишнее дело – документировать свои действия.

Оцените статью
bankrotof.net
Добавить комментарий

Adblock
detector