За и против: заменят ли судей арбитражные управляющие

30 мая Госдума приняла законопроект, который переложит на арбитражных управляющих задачу первичной оценки требований кредиторов. То есть они будут фактически формировать реестр. Документ вызвал обеспокоенность у участников юридического рынка. Они опасаются, что арбитражные управляющие окажутся слишком зависимыми и неквалифицированными, чтобы рассматривать споры, которыми занимаются суды. Участник разработки проекта объяснил, почему с ними не согласен, а все опасения считает беспочвенными.
Группа юристов, в том числе 10 партнеров юрфирм, подписала открытое письмо против законопроекта, который передает в руки арбитражных управляющих первичное рассмотрение требований кредиторов о включении в реестр. Как говорится в пояснительной записке, значительная часть подобных требований подтверждена судебными актами и не вызывает ни у кого возражений, но судам все равно надо проводить полноценное разбирательство, в том числе извещать участников спора и отправлять массу копий документов. Поэтому Верховный суд предлагает передать первичную «фильтрацию» требований арбитражным управляющим. Те, кто не согласен с их решениями, могут их обжаловать.

«Поле для злоупотреблений»

Юристы, подписавшие письмо, опасаются, что законопроект не только не разгрузит суды, но и принесет новые риски. Они выступают против идеи делегировать функцию правосудия не судьям, потому что это противоречит правилу, что «никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» (п. 1 ст. 47 Конституции).

Авторы письма обращают внимание, что судья назначается независимо, а арбитражного управляющего выбирает первый заявитель дела о банкротстве. Отказать в этом выборе можно только лишь по нескольким формальным основаниям. «Получается, что «судья первой инстанции» будет объективно заинтересован в том, чтобы реальных кредиторов было как можно меньше», – говорится в письме.

Помимо этого, в законопроекте не уточняется, «где, когда и как» можно будет ознакомиться с документами, на которых основано требование кредитора. А это нужно для того, чтобы аргументированно возражать против включения в реестр, обращают внимание юристы. При этом ни в законопроектах, ни в существующих законах нет ограничений по адресу и местонахождению арбитражного управляющего. Получается, что он может быть сколько угодно далеко, например даже во Владивостоке, при том что дело о банкротстве рассматривается в Москве.

Авторы письма признают, что суды действительно завалены банкротными спорами, но предлагают придумать другие способы их разгрузить. Например, в данной категории дел не рассылать участникам дела процедурные определения. «Дела о несостоятельности – это высокопрофессиональные процессы, участники там хорошо знают процессуальные правила, – объясняет один из авторов письма, старший партнер Intellect Роман Речкин. – Есть картотека электронных дел и электронный документооборот». Кроме того, в письме предлагают применять правила об упрощенном производстве и к банкротным делам, это тоже должно сократить бюрократию.

Согласно законопроекту, те, кто не согласен с решением управляющего о включении или невключении в реестр, могут обжаловать его в суде. Там уже будут действовать все обычные процессуальные гарантии. Вроде бы проблем нет, но на практике – огромное поле для злоупотреблений, рассуждает Речкин.

Управляющий может включить в реестр мажоритария по «нарисованным» документам или, наоборот, отказать неугодному претенденту. Чтобы это обжаловать, понадобится несколько месяцев, а за это время собрание кредиторов успеет принять все основные решения.

Старший партнер Intellect Роман Речкин.

К инициативе присоединилась юрфирма Пепеляев Групп . Ее партнер Юлия Литовцева отмечает, что злоупотреблений в банкротстве и так много, а с новым законом может стать еще больше. «Незалоговые кредиторы, которым, согласно статистике 2019 года, достается 2%, рискуют вообще ничего не получить, если в реестр необоснованно включат сомнительные требования», – предостерегает эксперт. Помимо этого, по ее словам, некоторые процессуальные вопросы вообще заставляют задуматься, смогут ли управляющие устанавливать требования. Например, суды в таких спорах иногда назначают судебные экспертизы, рассматривают заявления о фальсификациях, разрешают вопросы о применении сроков исковой давности или переквалификации требований, перечисляет Литовцева.

Коллег поддержала и партнер ДжейДи консалтинг , арбитражный управляющий Анна Ловкина. Она резко раскритиковала законопроект: «В пояснительной записке не говорится, почему суды разгружают за счет арбитражных управляющих».

Законопроект едва ли разгрузит суды, считает партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Сергей Кислов: вместо дел о включении они будут рассматривать жалобы на решения управляющих, самих управляющих, заявления о взыскании с них убытков и так далее. По его словам, все сошлись на том, что законопроект пока еще очень «сырой», но авторы письма показали, что могут сходу дать другие, такие же неподготовленные идеи.

Новая ответственность и новый статус для управляющих

Письмо не убедило одного из участников разработки проекта, председателя Национальной ассоциации специалистов по банкротству и управлению проблемными активами «Банкротный клуб» Олега Зайцева. Альтернативные предложения авторов письма не помогут разгрузить суды, считает эксперт: отказ от рассылки определений и упрощенная процедура не отменяют необходимости принять и рассмотреть требования по существу.

По его словам, критики игнорируют, что арбитражный управляющий должен и сегодня проверять обоснованность требований, поэтому законопроект не налагает на него новых обязанностей, а лишь снимает их с суда.

Суд рассматривает споры, а если споров нет, то неправильно его использовать как замену управляющего. Поэтому ошибаются те, кто считает, что законопроект ограничивает конституционное право на защиту.

Председатель Национальной ассоциации специалистов по банкротству и управлению проблемными активами «Банкротный клуб» Олег Зайцев.

Зайцев не разделяет опасений, что станет трудно знакомиться с требованиями. Наоборот, законопроект обязывает рассылать их по электронной почте. Чтобы арбитражный управляющий раскрывал информацию и направлял уведомления, его ответственность можно ужесточить, либо обязать кредитора направлять документы в суд, где с ними можно будет ознакомиться, предлагает доцент СПбГУ и МГЮА, член наблюдательного совета «Банкротного клуба» Рустем Мифтахутдинов. Также, по его словам, можно реализовать обязательную подачу требований через картотеку арбитражных дел, где доступ будет открыт для всех кредиторов, чьи требования приняты. Технически это реализовать, думается, не сложно.

Законопроект нужно тщательно доработать, полагает председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ) Максим Доценко. Он выделяет два «ключевых момента». Во-первых, надо повысить статус управляющих и сделать их арбитражными заседателями, поскольку рассмотрение требований кредиторов по «первой инстанции» – это правосудие. Кроме того, продолжает Доценко, необходима электронная система взаимодействия с кредиторами. С коллегой согласен директор Российского союза саморегулируемых организаций (СРО) арбитражных управляющих Кирилл Ноготков. Он уверен, что они не заинтересованы злоупотреблять полномочиями, когда будут решать вопрос о включении в реестр. Ведь есть персональная ответственность управляющих, в том числе и финансовая. «Один раз [необоснованно] не включил, второй раз не включил – на меня пожалуются, и СРО дисквалифицирует». Ноготков предлагает проработать вопросы обжалования и ознакомления с документами. Например, если управляющий в течение какого-то срока игнорирует заявление об ознакомлении, его можно продублировать в СРО, которая обяжет его исполнять свои обязанности.

Важный аспект реформы – повышение статуса управляющих, подчеркивает Мифтахутдинов. По его словам, это усилит переговорную позицию профессионального сообщества. Оно сможет поставить вопрос о повышении вознаграждения или добиваться отмены правила, что управляющих назначает первый кредитор.

Позиция думского комитета

На недостатки проекта указывал и член комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Михаил Бугера. На слушаниях в Госдуме 30 мая он объявил, что комитет выделил в документе ряд недостатков. Бугера считает, что надо повысить ответственность управляющих при формировании реестра, потому что они чаще всего зависимые лица, которые представляют «ту или иную группу интересантов». Бугера призвал подумать и о самих управляющих, которым угрожает несоразмерная ответственность за их решения. Также законопроект не отвечает на вопрос, кто доплатит управляющим за выполнение новой задачи.

Бугера уверен, что не все управляющие смогут справиться со сложными спорами (аффилированные кредиторы, залог и так далее), поэтому он считает нужным ввести градацию требований. Например, они будут решать вопрос включения в реестр тех дел, по которым уже есть судебные решения. Но концептуально комитет Думы поддержал законопроект, но надо учесть все замечания. Это означает, что, скорее всего, документ будет подготовлен ко второму чтению.

Законопроект № 598603-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр)».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Роман Абдрахманов/ автор статьи
Ведущий специалист по банкротству физических лиц. Заместитель руководителя Агентства по защите прав потребителей финансовых услуг. Руководитель отдела продаж.
Добавить комментарий

bankrotof.net
Adblock
detector