Мировое соглашение на стадии внешнего управления не лишает временного управляющего вознаграждения

Последние новости

ВС пояснил, что право на вознаграждение временного управляющего определяется Законом о банкротстве, а не заключенным после его выбытия из дела мировым соглашением между должником и конкурсными кредиторами.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Верховного Суда, отметив, что его позиция защищает права арбитражного управляющего на справедливое вознаграждение, которое не зависит от итогового результата банкротного дела.

15 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 301-ЭС19-6143 по обособленному спору о взыскании арбитражным управляющим вознаграждения за участие в деле должника, который избежал процедуры банкротства в связи с заключением мирового соглашения с конкурсными кредиторами.

В сентябре 2015 г. в отношении ООО «Канаш» была введена процедура наблюдения, временным управляющим общества был назначен Игорь Алимов. Через несколько месяцев временный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об определении процентов по своему вознаграждению.

По мнению заявителя, его вознаграждение составило свыше 301 тыс. руб. согласно редакции Закона о банкротстве, действовавшей на дату его утверждения временным управляющим. При этом он исходил из того, что на последнюю отчетную дату, предшествовавшую введению наблюдения в отношении должника (31 декабря 2014 г.), по данным бухгалтерской отчетности, стоимость активов общества «Канаш» составляла почти 84 млн руб. В связи с этим Игорь Алимов полагал, что его вознаграждение должно состоять из 80 тыс. руб. и 0,3% размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над 10 млн руб.

В декабре 2015 г. суд признал должника банкротом и назначил его конкурсным управляющим Игоря Алимова. Спустя два месяца по заявлению конкурсного управляющего суд приостановил производство об утверждении его вознаграждения до реализации активов должника в ходе конкурсного производства.

В апреле 2017 г. суд ввел в отношении должника внешнее управление, прекратил полномочия конкурсного управляющего Игоря Алимова и утвердил внешним управляющим Людмилу Павлунину. В августе того же года суд прекратил производство по делу о банкротстве должника в связи с утверждением мирового соглашения между ним и его конкурсными кредиторами. Размер процентов по вознаграждению временного управляющего Игоря Алимова за процедуру наблюдения в мировом соглашении не был определен.

Впоследствии арбитражный суд возобновил производство об установлении суммы процентов по вознаграждению временного управляющего по его заявлению. В июне 2018 г. суд отказал в его удовлетворении. Соответствующее решение устояло в апелляции и кассации. Суды исходили из того, что проценты могут быть выплачены, если они предусмотрены условиями мирового соглашения, чего в настоящем случае не произошло. Кроме того, судебные инстанции сослались на невозможность установить стоимость активов должника на отчетную дату. Правовая позиция судов основывалась на п. 15 ст. 20.6 Закона о банкротстве, разъяснениях абз. 2 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ о некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве от 25 декабря 2013 г. № 97.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Игорь Алимов просил отменить судебные акты. По мнению заявителя, суды ошибочно распространили правило о выплате процентов на случаи, когда мировое соглашение утверждено не в той процедуре банкротства, за которую начисляются проценты.

Изучив обстоятельства дела № А79-5170/2015, ВС напомнил, что расчет суммы процентов по вознаграждению временного управляющего осуществляется по правилам п. 10 ст. 20.3 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей на дату назначения временного управляющего (Определение ВС РФ от 17 мая 2017 г. № 305-ЭС16-20547). Высшая судебная инстанция также подчеркнула, что сумма процентов по вознаграждению исчисляется от балансовой стоимости активов должника. Размер вознаграждения может быть снижен при ненадлежащем исполнении временным управляющим своих обязанностей (п. 5 Постановления № 97).

«Из п. 15 ст. 20.6 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в п. 8 Постановления № 97, следует исключение из общего правила установления процентного вознаграждения для случая прекращения дела о банкротстве в связи с заключением мирового соглашения. В этом случае выплата суммы процентов по вознаграждению регулируется условиями мирового соглашения. Однако это исключение установлено лишь для процедуры банкротства, в ходе которой было утверждено мировое соглашение. В отношении иных процедур такого изъятия не установлено и законных оснований распространять его на процедуры, предшествовавшие той, в которой заключалось мировое соглашение, не имеется», – отметил Суд.

В связи с этим ВС пояснил, что в рассматриваемом обособленном споре право на процентное вознаграждение временного управляющего и порядок его расчета были определены законом. «Игорь Алимов своевременно обратился в арбитражный суд за установлением размера вознаграждения, представив варианты его расчета, основанные на балансовой стоимости активов должника. Мировое соглашение заключено после процедуры наблюдения. Участия в заключении мирового соглашения Игорь Алимов не принимал и не мог влиять на его условия. Следовательно, отсутствие в мировом соглашении условия о выплате процентного вознаграждения временного управляющего не может являться основанием для полного отказа Игорю Алимову в удовлетворении его требований», – отмечено в определении.

Таким образом, Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции для расчета взыскиваемой суммы.

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что Верховный Суд РФ защитил права арбитражного управляющего на справедливое вознаграждение, обратив внимание нижестоящих судов на правильность порядка определения такого вознаграждения. «Как пояснил Суд, вознаграждение арбитражных управляющих, осуществлявших свои полномочия в ходе определенных процедур банкротства (наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство), должно рассчитываться исходя из их деятельности в рамках данной конкретной процедуры и без учета дальнейшей судьбы организации-должника в ходе следующих процедур банкротства», – отметил эксперт.

По его мнению, такая позиция Верховного Суда представляется логичной и целесообразной, так как вознаграждение арбитражного управляющего не может быть поставлено в зависимость от его деятельности (либо деятельности иного арбитражного управляющего) на следующей процедуре банкротства. «Вознаграждение в данном случае рассчитывается за каждую процедуру в отдельности и не зависит от итогового результата банкротного дела, в противном случае это привело бы к злоупотреблениям со стороны кредиторов, не желающих “растрачивать” имущество организации-должника на текущие расходы», – резюмировал Антон Макейчук.

Директор по развитию компании «ОК Банкрот» в Краснодарском крае Дмитрий Дмитриев полагает, что Верховный Суд РФ исправил ошибку нижестоящих судов, подтвердив право арбитражного управляющего на получение причитающегося ему вознаграждения. «Содержание п. 15 ст. 20.6 Закона о банкротстве касается выплаты вознаграждения арбитражному управляющему в процедуре заключения мирового соглашения, – отметил он. – В рассматриваемой же ситуации арбитражный управляющий вышел из указанного процесса, он не знал о заключении мирового соглашения между должником и конкурсным кредитором и не мог влиять на его условия, поэтому ВС РФ справедливо восстановил его нарушенные права».

Зинаида Павлова

Источник
Оцените статью
bankrotof.net
Добавить комментарий

Adblock
detector