Количество личных банкротств в РФ выросло в 1,5 раза в I полугодии 2019 – Федресурс

Москва. 3 июля. ИНТЕРФАКС – Суды в январе-июне 2019 года признали банкротами 29017 российских граждан, включая индивидуальных предпринимателей, – на 52,3% больше, чем за тот же период 2018 года, следует из сообщений арбитражных управляющих в “Федресурсе” (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru).

Максимальное число банкротств в пересчете на 100 тыс. населения зафиксировано в Калмыкии (50), Пензенской (48) и Вологодской областях (43). Эта тройка “лидеров” не менялась с IV квартала 2018 года, а Вологодская область не покидала ее с момента появления в России института несостоятельности граждан. Наибольший рост числа таких банкротств на душу населения зафиксирован в Республике Алтай (до 21 на 100 тыс.; в 6 раз).

В целом по России в I полугодии зафиксировано 20 новых банкротов на 100 тыс. населения.

В абсолютном выражении больше всего личных банкротств – ожидаемо – в Москве. За I полугодие 2019 года несостоятельными в столице суды признали 2198 человек (рост на 41,4% к тому же периоду 2018 года). На втором месте находится Московская область (1842 человек; +52,4%), за ней идет Башкортостан (1258; +43,0%). Годом ранее на третьем месте был Санкт-Петербург, теперь он сместился на четвертую позицию (1255; +30,9%).

БЕДНОСТЬ И ГРАМОТНОСТЬ

В I квартале 2019 года реальные располагаемые доходы населения сократились на 2,3% в годовом выражении, при этом долговая нагрузка населения быстро растет, отмечает в своем обзоре Банк России. В ходе опроса населения, проведенного по заказу ЦБ в мае 2019 года, 9% респондентов назвали очень вероятным, что они не смогут расплатиться по кредиту. В мае 2018 года таких было 7%.

При этом осведомленность граждан о процедуре несостоятельности растет. “Люди начинают все чаще и чаще пользоваться возможностью списать долги [по итогам банкротства] или пройти процедуру реструктуризации”, – говорит директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) Кирилл Ноготков.

Это подтверждает статистика. В подавляющем большинстве случаев (89,8% дел в I полугодии 2019 года; 84,5% за тот же период 2018 года) физлица-должники сами подают заявление о банкротстве. Кредиторы делали это в 8,2% и 14,2% дел соответственно, налоговые органы – в 1,9% и 1,4% дел.

Примерно 2/3 процедур личного банкротства заканчивается тем, что кредиторы не получают от должника ни копейки. В I полугодии 2019 года таких дел было 65%, за тот же период 2018 года – 67%, свидетельствуют данные арбитражных управляющих.

У основной части должников не было имущества еще при вхождении процедуру – у 78% и 74% соответственно, свидетельствуют сведения об инвентаризации.

УПРОЩЕННОЕ БАНКРОТСТВО: НЕОБХОДИМОСТЬ И РИСКИ

Тем не менее, процедура банкротства сейчас доступна не каждому. Есть проблема проведения ее для людей, которые попали в сложные жизненные обстоятельства и не имеют возможности оплатить даже 25 тыс. рублей минимального вознаграждения арбитражного управляющего, говорит Ноготков. “Учитывая тот факт, что в некоторых регионах нашей страны 25 тыс. рублей являются средней заработной платой за месяц, приходится признать, что банкротство многим не по карману”, – соглашается А.Кадников.

Поэтому Минэкономразвития разработало уже несколько вариантов законопроекта об упрощенном банкротстве. Текущий вариант документа предполагает даже введение бесплатной для физлиц процедуры, финансируемой в том числе за счет фондов арбитражных управляющих, говорил председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев в мае этого года.

“Национальное объединение саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ – ИФ) готово участвовать в работе по разработке упрощенной процедуры, и, возможно, даже финансировать подобные процедуры, при понятных критериях и правилах”, – говорит К.Ноготков.

Упрощенный порядок может решить проблему доступности банкротства для граждан, считает А.Кадников, но такой порядок имеет и серьезные недостатки. “Основным критерием при разрешении судом вопроса об освобождении должника от исполнения обязательств [по итогам процедуры банкротства] является его добросовестность, которую при упрощенной процедуре будет сложно установить”, – говорит он.

Впрочем, оговаривается К.Ноготков, проблема высокой стоимости процедуры личного банкротства преувеличена, что подтверждается высокими темпами роста количества процедур. “На этой теме спекулируют не совсем добросовестные должники и заемщики”, – считает он.

ПОТОЧНЫЙ МЕТОД

Арбитражные управляющие между тем научились вести процедуры личного банкротства в конвейерном режиме. “Мы посчитали, что 5,8 тыс. управляющих по состоянию на 1 июня 2019 года вели хотя бы одну процедуру реализации имущества гражданина, у 68 управляющих – от ста до тысячи открытых процедур”, – говорит руководитель проекта “Федресурс” Алексей Юхнин.

В корпоративном банкротстве такой концентрации нет. “Только пять управляющих ведут более ста процедур конкурсного производства, рекорд – 142 открытые процедуры”, – привел пример Юхнин. “Очевидно, что внедряется конвейерный подход, особенно для должников без имущества”, – делает он вывод.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Роман Абдрахманов/ автор статьи
Ведущий специалист по банкротству физических лиц. Заместитель руководителя Агентства по защите прав потребителей финансовых услуг. Руководитель отдела продаж.
Добавить комментарий

bankrotof.net
Adblock
detector